"Progeny"
Автор: Becky L. Meadows

Издательство: "iUniverse "
Дата выхода: 28 марта 2001 г.
Язык: английский
Формат: мягкая обложка, 416 стр.
ISBN: 9780595176205

Нажмите на обложки, чтобы посмотреть в увеличенном размере.

Роман производит двойственное впечатление. С одной стороны, на уровне большинства англоязычных фанфиков, массово выплескиваемых на книжный рынок, он написан довольно неплохо. Автор уверенно владеет языком, персонажи получились не совсем шаблонными, сюжет сам по себе не скучен, и книга получилась бы даже хорошей, если бы не... Увы, всё это испорчено в первую очередь тем, как Бекки Мидоус описывает главного героя, Эрика. Она явно в него влюблена без памяти, живущий в её воображении роковой красавец напрочь подменил оригинального персонажа, в результате чего автор совершенно не может себя контролировать, когда дело доходит до описаний Эрика.

Немножко процитирую книгу: Осанка короля и стан принца... На висках виднелись несколько седых прядей - а в остальном волосы были чёрными и зачесанными назад... От него исходила таинственная энергия и сила... Был безупречно одет... Изящно закрученный плащ... Холодное безразличие... Королевская осанка... Он стоял передо мной, полный силы и ошеломительной красоты...

И это только малая часть восторженных эпитетов. К слову, золотистые глаза героя, как и сюжет книги, позволяют сделать вывод, что этот текст большей частью основан на романе Леру! Где же тот скелетоподобный монстр с жалкими прядями волос на почти лысой голове, на котором фрак болтался, как на вешалке? О нет! Здесь Эрик настолько мускулист, что движения его мускулов виды даже под тканью сюртука! А ещё у него розовые, полные, чувственные губы! И Кристина при каждом взгляде на него сходит с ума от самого настоящего физического желания, да-да. С подробным описанием своих восторгов на несколько страниц.

И это, к сожалению, не единственный недостаток. Поступки героев очень часто совершенно нелогичны и неправдоподобны. Тот же Кристиан по воле автора демонстрирует то нечеловеческую проницательность, граничащую с ясновидением, то становится настолько глуп, что не понимает того, что говорится ему прямым текстом. Поведение Кристины вообще не поддается никаким объяснениям, как и некоторые сюжетные ходы. При этом повествование ведется от нескольких лиц - но заметить какие-либо различия в манере разговора, мыслях и поведении героев вы не сможете, все они на одно лицо. Буквально. В общем, роман в итоге получился лишь на троечку.


Осторожно, спойлеры!



Начинается роман с пролога, в котором мы видим Кристину и ее маленького сына, Кристиана. Мальчик убегает от матери в сад и там разговаривает с таинственным голосом, которого называет Ангелом. Кристина, услышав этот голос, пребывает в полной уверенности, что в сад явился дух умершего Эрика... Появляется Рауль, и мальчик радостно бежит к отцу.

Первая часть романа идет от лица повзрослевшего Кристиана, которому уже исполнилось 17 лет. Юный де Шаньи – вы не поверите – выступает в Гранд Опера! Поет и играет на фортепиано "на разогреве" перед спектаклями. (Судя по всему, тот факт, что аристократ и наследник рода де Шаньи в 19 веке в принципе не мог выступать в театре на публике, автора нимало не смущает). Как бы то ни было, музыкальный талант Кристиана столь велик, что публика валом валит на его концерты.

Вскоре после начала своих концертов в Гранд Опера Кристиан замечает таинственную фигуру в черном плаще, которая явно за ним следит и исчезает при малейшей попытке выяснить личность незнакомца. Разумеется, такое вопиющее безобразие не могло оставаться незамеченным, и в один прекрасный вечер после выступления Кристиан бросается в погоню за неизвестным субъектом. Тот милостиво позволяет себя догнать в одном из коридоров, и между ними происходит маловразумительный диалог, из которого Кристиан узнает только одно: таинственный, властный, сильный, внушающий благоговение высокий незнакомец с осанкой короля и станом принца, в белой маске и черном плаще, который элегантно обвивается вокруг его стройной фигуры, со сверкающими из-под маски золотыми глазами (как вы понимаете, это все цитаты из текста) – так вот, этот незнакомец когда-то знал его мать.

Далее Кристиан подходит к зеркалу и задумывается, глядя на свое отражение, как же так получилось, что он не похож ни на мать, ни на отца. Он высокий, худощавый, с темными волосами, золотистыми глазами и неестественно длинными музыкальными пальцами... На кого же он похож? Ничтоже сумняшеся он задает этот вопрос матери. Та бледнеет, заикается и невразумительно лепечет, что на кого-нибудь из родственников... и вообще, не надо задавать маме такие вопросы. Ее реакция яснее ясного говорит Кристиану, что тут что-то неладно. Он вспоминает собственные неконтролируемые приступы ярости, в результате одного из которых его исключили из пансиона. А ведь в их роду таким никто не страдал... Он решает докопаться до истины.

На следующий день после встречи с незнакомцем в Опере Кристиан рассказывает об этой встрече матери. Реакция Кристины совершенно неадекватная: она одновременно утверждает, что сын не мог встретить человека в маске, поскольку тот давно умер, злится и даже впадает в ярость, когда Кристиан настаивает, что встреча таки состоялась, и одновременно с этим она издает невразумительные восклицания, из которых даже самый недогадливый читатель окончательно уже должен понять, что Кристиан – сын Эрика. Впрочем, сам Кристиан этого не понимает.

После разговора с матерью Кристиан снова пускается в блуждания по Опере, рассчитывая найти того самого незнакомца. В первый день ничего не получается, однако что-то – видимо, голос крови – взывает к Кристиану, и он день за днем после выступлений спускается в подвалы, чтобы выследить Эрика. В один из таких вечеров он спотыкается на лестнице, падает, вывихнув лодыжку, и натыкается на подземное озеро.

Дальше начинаются чудеса, которые можно встретить только в плохих фанфиках. На берегу озера Кристиан видит свою мать, которая взывает к Эрику, умоляя его показаться, если только он жив. Однако ответа она не получает и уходит восвояси. А как только она уходит, появляется сам Эрик в сопровождении мужчины в островерхой шапочке. Вот тут – внимание! – Кристиан видит на груди этого мужчины нагрудный знак Персидской национальной полиции! (Автор не поясняет вопрос, почему давно вышедший в отставку дарога, находясь в Париже, по-прежнему носит на груди этот знак; и точно так же не поясняется вопрос, откуда 17-летний француз вообще мог знать, как выглядит этот знак, и опознать в металлической бляхе знак Персидской национальной полиции. Видимо, способность к ясновидению или невероятный гениальный ум достались Кристиану по наследству).

Итак, дарога традиционно взывает к совести Эрика, тот не менее традиционно огрызается и посылает его подальше, а Кристиан сравнивает голос Эрика с пением сирен... В результате крайне эмоционального, я бы даже сказала, экзальтированного диалога Перса и Эрика юный де Шаньи понимает, что Эрик когда-то любил его мать, и сейчас хочет вернуть ее себе и убить его отца, Рауля!

Кристиан приходит к самому "логичному" решению: никому ничего не рассказывать, а самому найти дом Эрика и расправиться с ним. Спустя несколько дней он снова приходит к озеру, садится в обнаруженную там лодку... Разумеется, кончается это тем, что Кристиан попадает в объятия Сирены и идет ко дну. Эрик, не желая причинять Кристине боль, спасает ее сына и относит его к себе в дом. О том, что это его сын, Эрик удивительным образом не догадывается – невероятно проницательные доселе герои в некоторые моменты повествования демонстрируют чудеса тупости, в зависимости от воли автора.

Когда Кристиан приходит в себя, между ним и Эриком происходит еще один совершенно бессмысленный диалог, который ничего никому не проясняет, зато дает Кристиану возможность снова восхититься голосом, силой, властностью Эрика, а также сразу и полностью проникнуться его сердечной болью, муками многолетнего желания – в общем, почувствовать все эмоции отвергнутого и страдающего гения буквально на уровне телепатии, любая ОЖП позавидует. Кристиан едва сдерживает слезы.

Потом Эрик играет гостю на органе (инструмент почему-то из спальни переехал в гостиную), и Кристиан – снова в лучшей традиции оригинальных женских персонажей – проникается силой и мощью этой величественной музыки, которая пробуждает в нем счастье, отчаяние, восторг etc. Под влиянием музыки он решает повторить подвиг своей матери и снять с Эрика маску, но тот второй раз на те же грабли наступать уже не хочет и дает отпор, угрожая убить Кристиана, если такая попытка еще раз повторится. Кстати, пока Эрик в припадке ярости душит юного де Шаньи, тот размышляет о его невероятной силе, длине пальцев, цвете и выражении глаз... В общем, когда дело доходит до описаний Эрика, автор перестает себя контролировать.

В итоге, пригрозив Кристиану, чтобы тот к нему больше не лез, Эрик юношу отпускает. Но тот уже одержим своей новой миссией – узнать, что же произошло в прошлом, и защитить родителей от Эрика. Кристиан припирает к стенке свою матушку, и Кристина после долгих сопротивлений сдается и все-таки рассказывает ему о том, что произошло в Опере 17 лет назад (тут автор слегка сбивается со счета и теряет один год, но это мы ему простим).

Итак, вторая часть романа идет от лица Кристины. Сначала она страницы три или четыре в самых восторженных выражениях описывает Эрика и его многочисленные достоинства, попутно кратко излагая выдержки из романа Леру: обещание папы, появление Ангела Музыки, знакомство с Эриком, снятие маски и финальную трагедию. Но вот сам финал автор переделывает в духе романа Сьюзан Кей: невинный поцелуй в лоб у нее превращается в самый настоящий поцелуй страсти, Кристина по-настоящему испытывает физическое влечение к Эрику (Леру переворачивается в гробу) и остается у него в доме в качестве настоящей жены.

Несколько недель они живут целомудренно, пока Кристина под влиянием своих все усиливающихся чувств не падает в объятия того, кого называет своим мужем (брачные клятвы друг другу они произнесли в присутствии Перса, этого им хватило – гражданскую регистрацию брака и венчание автор счел ненужной мелочью). Итак, следует страстная ночь любви – разумеется, Кристина оказывается полностью удовлетворена, – а наутро Эрик решает, что с его стороны будет жестоко принуждать девушку жить с ним под землей и надо ее отдать Раулю! (Где логика, автор, спрашиваю я?)

Итак, Эрик притаскивает в дом Рауля, которого до сих пор держал где-то в подземелье, силой впихивает ему Кристину, взяв с виконта обещание, что тот вот прям немедленно на ней женится. Рауль кивает и забирает Кристину, которую для верности опоили каким-то снадобьем, чтобы не сопротивлялась. А через несколько дней Эрик с помощью Перса инсценирует свою смерть – выпивает "специальную персидскую настойку" и картинно "умирает" на руках у завернувшей на огонек Кристины. Та, будучи уверена в смерти любимого, выходит замуж за Рауля и в положенный срок рожает Кристиана.

Рассказав эту историю Кристиану (но так и не открыв ему, кто является его отцом, – а проницательный юноша снова ничего не понимает), Кристина переходит к воспоминаниям о самом Кристиане – как он рос, как стал проявлять гениальные музыкальные способности, снова раз за разом подчеркивает, как мальчик похож на Эрика – видимо, чтобы даже самые забывчивые читатели помнили об этом факте.

Задумавшись о том, может ли рассказ Кристиана о встрече с Эриком быть правдой, Кристина отправляется в Оперу. Не докричавшись до Эрика в гримуборной, она спускается к озеру – и разумеется, в этот самый момент снова появляется Эрик в сопровождении Перса (создается впечатление, что они все время ходят парочкой). Кристина окликает Эрика, тот отсылает Перса восвояси и забирает ее в свой дом.

Само собой, в первый момент Кристина традиционно падает в обморок от избытка чувств, потом приходит в себя, и они с Эриком на протяжении более чем десятка страниц выясняют отношения, кто был прав, а кто нет, кто что чувствует и кто сильнее страдает... При этом автор снова срывается на восторженные дифирамбы по отношению к Эрику, при каждом удобном случае описывая его ошеломляющую красоту (!) – похоже, в какие-то моменты автор окончательно забывает, про кого пишет, подменяя образ Призрака Оперы живущим в ее воображении ослепительным красавцем.

В ходе разговора Кристина узнает, что Эрик все эти годы регулярно дежурил под ее балконом, когда она по ночам выходила поговорить с "духом своего умершего ангела", однако при этом он ухитрился так и не узнать, что Кристиан – его сын, хотя Кристина говорила об этом практически открытым текстом... Снова чудеса авторской воли. Кристина решает ничего Эрику не сообщать, а то не известно еще, что он учудит в этом случае.

После разговора Кристина отправляется домой, но вскоре не выдерживает и начинает регулярно навещать Оперу – узнав о том, что Эрик жив, она больше не может себя сдерживать, поэтому встречается с ни раз за разом. Само собой, вскоре эти встречи приводят обоих в постель. Постельные сцены автор описывает многословно и со вкусом, в этих делах Эрик – кто бы сомневался! – проявляет себя на высоте, несмотря на свои годы (читатель в этот момент лихорадочно подсчитывает его возраст).

И вот тут мы узнаем интересную вещь. Оказывается, роды Кристины были настолько тяжелыми, что врач предупредил: вторые роды могут ее убить. И Рауль благородно – о да! – на протяжении 17 лет после родов отказывался от секса с женой!!! Читатели в экстазе. То есть с момента появления на свет Кристиана супруги больше ни разу не спали вместе! Зато Эрика это не смутило нисколько. Как только Кристина поведала ему о диагнозе врача, он тут же на коленке смешал противозачаточное зелье мгновенного действия, чтобы ликвидировать возможные последствия предыдущих ночей, а потом предложил ей действенный способ предохранения от беременности! До которого Рауль даже не додумался! Разумеется, наш подвальный гений даже в этих вопросах впереди какого-то там жалкого аристократа. Что ж, порадуемся хоть, что здесь Рауля сделали не импотентом, а всего лишь благородным идиотом...

Итак, далее на протяжении целой главы Эрик и Кристина ведут насыщенную половую жизнь – воспользовавшись отъездом мужа, графиня де Шаньи каждый вечер сбегает в Оперу, якобы послушать выступление Кристиана, и проводит вечера, а то и целые ночи, в страстных объятиях своего подвального любовника. Разумеется, Кристиан все видит и понимает, но его упреки проходят мимо цели – матушка потеряла голову от страсти. Отчаявшись достучаться до разума Кристины, ее сын решает взять дело в свои руки и после выступления берет пистолет и спускается в подвалы, чтобы застукать сладкую парочку на месте преступления.

Однако выстрелить в Эрика он не решается, и промедление едва не стоит ему жизни – Эрик пускает в ход пенджабское лассо, решив все-таки покончить с "сыном Рауля", и лишь в последнюю секунду трагедию останавливает крик Кристины, которая сообщает Эрику, что перед ним его сын.

Далее события пересказываются от лица Эрика (тут не могу не отметить, что стилистически части совершенно не отличаются друг от друга: те же экзальтированные восторги, девичье-подростковое изъявление чувств и примерно одинаковые фразы описывают эмоции и Кристиана, и Кристины, и Эрика). Итак, Эрик узнал, что у него есть сын. Отнеся пребывающего без сознания Кристиана в свой подземный дом и уложив на "ту же постель, в которой он был зачат", Эрик разглядывает лицо сына и умиляется, какого же все-таки красавца он ухитрился породить. И как же он раньше не видел, что Кристиан не похож на Рауля – ведь и музыкальный талант, и длинные пальцы сынок унаследовал от него, и как же хорошо, что он такой красивый, теперь он добьется славы и всего того, чего не было у Эрика из-за уродства... Если честно, к пятой странице эти восторги и изъявление любви к едва обретенному сыну (которого он только что практически ненавидел) начинают надоедать.

Да, выясняется еще один любопытный момент: оказывается, Эрик помогал Кристине при родах! Опустим завесу жалости над этим сюжетным ходом.

Итак, через некоторое время Кристиан приходит в себя и в ярости кричит, что убьет Эрика за то, что тот лезет в их семью. Затем он набрасывается на мать, обвиняя ее в прелюбодеянии и называя шлюхой – за что, естественно, нарывается на пощечину. Эрик некоторое время молча наслаждается семейным скандалом, но когда Кристиан начинает переходить границы, Эрик все-таки вмешивается и буквально парой слов утихомиривает своего отпрыска и отправляет его домой.

Несколько дней Эрик, забыв про еду и сон, осмысливает перемены в своей жизни, изредка отвлекаясь, чтобы подушить Перса, который заходит к нему спокойно, как к себе домой. Затем Эрик поднимается в гримерную Кристиана и видит там Рауля – тот помогает сыну готовиться к концерту. Наблюдая за милой семейной сценой, Эрик отчаянно завидует.

Затем Эрик направляется в ложу № 5, чтобы послушать концерт своего сына (следует еще пара страниц его восторгов). Кристиан замечает Эрика в его ложе и сразу после выступления мчится туда – но Эрик успевает спрятаться в колонне. Кристиан, зайдя в пустую ложу, догадывается, что Эрик где-то здесь, и предупреждает, чтобы Эрик не смел вредить его отцу и оставил в покое мать. Еще Кристиан зачем-то оставляет Эрику свое золотое кольцо.

Эрик забирает кольцо и догоняет Кристиана. В результате совершенно нелогичного и сумбурного диалога Кристиан зачем-то сообщает Эрику, что Рауль запер Кристину – та вела себя неадекватно, плакала, звала Эрика и т. п., и граф де Шаньи, проконсультировавшись с доктором, решил жену временно изолировать. Эрик приходит в ярость. Кристиан тут же без перехода обещает убить Эрика, но тот над ним лишь посмеивается и собирается уходить.

Но тут у Эрика случается какой-то приступ, сопровождаемый сильнейшей головной болью. Он еле-еле добирается до своего логова и даже не замечает, что Кристиан последовал за ним. Вместо того, чтобы убить Эрика, юноша решает ему помочь и... приводит туда свою мать, которая только что была под домашним арестом! (В этом месте логика окончательно сделала ручкой и распрощалась с автором). Кристина и ее сын вдвоем дают Эрику лекарство, и тут Кристиан впервые видит Эрика без маски.

Думая, что Эрик без сознания, Кристина с сыном выясняют отношения – Кристиан допытывается правды, желая узнать, что же случилось в прошлом, кто на самом деле является мужем Кристины и с кем она намерена остаться. Кристина так ничего и не решает – она не может оставить ни Эрика, ни Рауля. (Кстати, вопрос об отцовстве так и не поднимается, Кристиан по-прежнему уверен, что его отец – Рауль, хваленая проницательность юноше снова отказывает).

Итак, Кристиан явно расстроен поведением матери. Он уходит, пообещав не рассказывать правду отцу, а Кристина... на целую неделю остается рядом с Эриком – того сваливает действительно серьезный приступ. Все это время к ним наведывается Перс, снабжая их продуктами, а Рауль... виконт наконец понимает, что у жены появился любовник, но пока не знает, кто именно.

Эрик понимает, что должен найти способ забрать к себе Кристину, не причинив вреда Раулю. Он предлагает ей воспользоваться той же настойкой, которую когда-то использовал сам, чтобы имитировать свою смерть. Однако Кристина отказывается – Рауль не вынесет, если она "умрет", нужен другой способ.

Тем временем Эрик старается не пропускать ни одного концерта Кристиана, прячась в тени своей ложи. Однажды он видит в ложе напротив Рауля и Кристины – счастливых родителей талантливого музыканта. Рауль на глазах у всех открыто целует жену в губы. Эрика эта демонстрация власти приводит в ярость, он бежит к себе в подвалы и... натыкается на грабителя! По закону плохих фанфиков, в это же момент здесь же появляется Кристиан, и грабитель наставляет на него пистолет. Эрик, стремясь защитить сына, мгновенно убивает грабителя, а Кристиан – в ужасе от сцены убийства – бежит в гримерную к матери и рассказывает ей о том, что Эрик, оказывается, убийца, он опасен (кто бы мог подумать!).

В разгар спора об Эрике в гримерную заходит Рауль. Кристиан очень ловко отмазывает мать, сказав, что сам попросил ее рассказать о том, кто учил ее пению. Рауль успокаивается и увозит Кристину домой, а Кристиан идет в гости к Эрику.

Само собой, автор снова не может удержаться от восхищенных описаний Эрика, его властности и силы, а также того, что душа Кристиана почему-то тянется к Эрику, несмотря ни на что. Кристиан просит Эрика рассказать о прошлом, и тот наконец открывает ему большую часть истории, даже показывает "камеру пыток" – однако по-прежнему не раскрывает своего отцовства. Если хочешь, чтобы я не убивал твоего отца, говорит Эрик, проследи, чтобы он не причинял вреда матери. С этим он его и отпускает. Кристиан идет домой, по пути размышляя о том, как жестоко судьба обошлась с бедным Эриком. Он наконец в полной мере проникся страданиями Эрика и Кристины, принесенной обоим жертвы и т. п. (далее следует еще пара страниц слезливых размышлений типичной призракоманки).

И в этот момент, идя по улице, Кристиан видит карету, а в карете – своего отца в сопровождении хорошенькой девицы легкого поведения! Спасибо, автор, Рауль все-таки не импотент и даже не идиот, а просто 17 лет благополучно изменяет своей жене направо и налево, какая прелесть!

Кристиан, пребывая в шоке от увиденного, так глубоко задумывается о происходящем, что ухитряется заблудиться – и в этот момент на него нападают двое грабителей с ножами. На Кристиана накатывает приступ ярости, а когда он приходит в себя – его руки уже в крови, а у ног лежат два трупа. В этот момент появляется Эрик и уводит его от полиции подземными тоннелями. По пути до Кристиана доходит, что же он натворил, ему становится дурно, и Эрик дает ему какое-то снадобье.

Кристиан приходит в себя в доме Эрика, в соседней комнате его мать расспрашивает Эрика о случившемся. Тот не дает четкого ответа, кто же убил тех двоих, и предупреждает, что их наверняка видели – на улице были свидетели.

На следующий же день в шато де Шаньи наведывается инспектор. Кристиан неумело лжет, что ничего не видел, ничего не знает, но потом ему приходится все рассказать отцу. Рауль вспоминает старый случай с приступом ярости в пансионе и понимает, что его сын вполне мог убить этих двоих. Он решает отправить Кристиана в Лондон и быстренько замять это дело благодаря своим связям. Попутно он поясняет Кристиану, что с гулящими девушками встречается лишь для того, чтобы удовлетворить свои естественные потребности и уберечь Кристину, которую по-прежнему любит больше всего на свете. Уровень благородства в тексте начинает опасно зашкаливать.

Кристиан колеблется – стоит ли трусливо бежать в Лондон или все-таки отправиться утром на допрос, после которого его наверняка повесят. Вечером после концерта он сидит в гримерной и зовет Эрика, желая спросить у него совета.

Эрик напрямую не говорит ни да, ни нет, не подсказывает Кристиану, кто на самом деле убил тех людей, в итоге молодой человек принимает волевое решение и идет сдаваться. Появляется свидетель. Точнее, это свидетельница - молоденькая блондиночка по имени Мадлен (да-да, это имя матери Эрика из романа Сьюзан Кей). Она не признает в Кристиане нападавшего, зато Кристиан кладет на нее глаз. Она к тому же любит оперу. Но зато ее отец, пьяница и злодей, не любит, когда дочь его гуляет по ночам неизвестно с кем. Он ее бьет до состояния комы, а сам падает в обморок от высокого давления до того, как Кристиан с ним расправляется. Кристиан везет Мадлен к себе домой. Врачи бессильны что-либо сделать, и Кристиан зовет на подмогу... Эрика.

Эрик с ножом в руках пытается снизить у Мадлен давление, а потом предлагает Кристиану позвать ее. "Как?" - наивно спрашивает тот. - "А вот так", - отвечает Эрик и начинает петь. Идиллию прерывают голоса - это к комнате приближаются Кристина и Рауль. Кристиан предлагает Эрику бежать. Рауль видит среди деревьев тень, мгновенно опознает ее и впадает в состояние, близкое к панике: это он, точно он, тот, кто был мертв 17 лет! Он мгновенно прозревает - Кристина снова бегает к Эрику! Кристина не придумывает ничего умнее, как тут же сознаться - да, она любит Эрика. Но и Рауля она тоже любит! Обоих любит! Рауль спрашивает, не принесет ли она в таком случае ему еще одного бастарда, и вот тут Кристиан начинает что-то подозревать. Он пытается добиться у мамы с папой правдивого ответа, но те отнекиваются - им надо сначала переговорить друг с другом.

В их разговор вклинивается Кристиан - он наконец сложил два и два. Все, что его интересует, - знает ли Эрик, что у него есть сын, а кроме того, что у него с лицом? Кристина говорит, что это врожденное. Рауль собирается убить Эрика, чтобы тот больше не вмешивался в дела его семьи.

Эрик проникает в комнату Кристины, Кристина страдает "ах, что я наделала, Кристиану нельзя было рассказываю всю правду, он не выдержит", Эрик делает фейспалм хочет уйти, но Рауль его преследует и в итоге ранит. Но Эрика так просто не возьмешь, и он исчезает.

Кристиан выслушивает кое-какие ответы на свои вопросы, пока провожает Кристину в подземный дом Эрика. Там Кристина и остается на какое-то время, потому что у Эрика ранена рука, а она так его любит, так любит...

Мадлен приходит в себя, и Кристиан понимает - через призму своей любви к Мадлен - силу любви матери к Эрику. Кто он такой, чтобы им мешать. Поэтому он врет Раулю и не краснеет. Дальше повествование скачет галопом.

Кристиан видит, как Рауль вооружается пистолетом, и бежит в Оперу, чтобы предупредить Эрика. Тот, кстати, делает попытки поговорить с сыном по душам, но оба испытывают чувство неловкости, так что Кристиан возвращается домой. Там он застает отца Мадлен, который пробрался в шато и снова угрожает дочери. Кристиан в приступе ярости душит потенциального тестя, после чего впадает в истерику - он убил отца любимой девушки практически у нее на глазах! Впрочем, Мадлен более хладнокровна: то ли не видела, то ли рада избавиться от деспота, но она говорит Кристиану, что любит его. Дело в шляпе.

Тем временем Кристиан в театре - у него выступление. Рауль, окончательно съехавший с катушек, прямо посреди оваций и поклонов стреляет в пятую ложу наобум, подозревая, что Эрик сидит там и смотрит на сына. Эрик действительно там. На глазах у изумленной публики он встает в ложе, зыркает пламенным взглядом на Рауля и исчезает, разве что только не в клубах дыма. Рауль с воплями "Я убью тебя, Эрик!" бежит за ним. А за Раулем - Кристина и Кристиан.

Разумеется, точка рандеву - берег подвального озера. Там вконец распоясавшийся Рауль снова стреляет в Эрика, но попадает в Кристину, которая три страницы картинно умирает на руках у Призрака Оперы. Потом еще страниц десять Кристину оплакивают, потом еще какое-то время умирает Эрик. Кристиан ходит его навестить в подвалах, но с каждым визитом Эрик выглядит все старее и старее, пока в один прекрасный момент Кристиана не встречает Перс, чтобы проводить к умирающему. Кристиан говорит ему, что любит его, на этом все и заканчивается.

Ах, нет, не заканчивается. Есть еще эпилог от лица Мадлен. Она замужем за Кристианом, счастлива, вот-вот родит ребенка. Рауль парализован и почти безвылазно сидит в своей комнате. Мадлен вспоминает тот день, когда умер ее отец. Она все-таки видела, как его убил Кристиан. А потом к ней пришла Кристина и сказала, что пора посмотреть правде в глаза. Отец приходил, чтобы убить Мадлен, так что правильно Кристиан его убил. Отец не любил Мадлен, а вот Кристиан ее любит. После такого заявления, конечно, все встало на свои места. Мадлен окончательно убедилась, что выбрала в мужья хорошего человека.

Кристиан уехал из шато за две недели до родов - ему предложили выступить с концертами за границей, и он, конечно, уцепился за такой шанс. Мадлен пыталась протестовать, но он очаровательно улыбнулся и блеснул своими золотыми глазами, и Мадлен не смогла ему отказать. Он уехал, Мадлен родила ребенка. В комнату в инвалидном кресле въезжает Рауль, смотрит на внука. Доктор говорит, что долго такой ребенок не протянет, надо звать священника и быстро устроить крестины. Как ребенка назвать? Рауль смеется маниакальным смехом и говорит, что пусть его зовут Эриком.

Синопсис © Елена ди Венериа

Наверх